Не судите строго!

Задумывались ли вы, какой это почетный, но невероятно сложный труд – быть судьей на конкурсе лоскутных работ? Как выбрать из представленных квилтов, в каждый из которых мастер вложил свою душу, лучший? Как не обидеть тех, кто не победил, а, наоборот, вдохновить их на новые достижения? Как вообще привести такие разные работы, таких разных авторов к одному знаменателю?

Сегодня мы приоткрываем тайну работы жюри на конкурсах и фестивалях и публикуем интервью Татьяны Самсоновй, которое она дала сайту I love patchwork, а также рассказ Марины Концевой  о судействе конкурса в Бермингеме-2015.

Добрый день, Татьяна. Благодарю Вас за возможность заглянуть за кулисы конкурса лоскутных работ, которую Вы предоставляете нашим читателям. Давайте начнем с самого начала: кто вообще может стать судьей конкурса квилтов?

Судьей на коммерческом конкурсе или фестивале в принципе может стать любой человек, даже не имеющий отношения к квилту и пэчворку, если этого человека пригласили судить организаторы фестиваля или конкурса. У организаторов могут быть свои соображения по поводу того, кого приглашать судить конкурс, они вольны выбирать исходя из удобства, или экономии. Тем не менее, организаторы стараются включать в жюри людей, которые имеют авторитет в квилтерской среде, поскольку корректное судейство – залог того, что на конкурс будут продолжать присылать работы. Гильдии или клубы часто выбирают судей из своих рядов или приглашают из дружественных гильдий и клубов. На конкурсах английской гильдии судят члены английской гильдии входящие в судейский совет, подавляющее большинство из них имеет сертификат об окончании судейских курсов.

 

Существует ли какое-то обучение “на судью”? Как оно проходит?

Я знаю о существовании двух курсов подготовки и усовершенствования судей в США и в Великобритании. В Национальной Aссоциации Kвилтеров США судейский корпус комплектуется из квилтеров, которые уже имели опыт судейства и которые подают заявление о своей сертификации и внесении их в национальный реестр судей http://www.nqaquilts.org/certified-judge/list/. Судьям предлагается пройти краткосрочные курсы. По крайней мере, так было до недавнего времени. Каждый клуб может ознакомиться со списком судей, выбрать себе кандидата для судейства, а потом написать отзыв о работе судьи.

Английская гильдия пошла по пути более длительной подготовки. Курс длится два года и включает в себя теоретические дисциплины и практические судейские сессии.

Когда я проходила обучение, по каждому разделу мы писали довольно объемные рефераты. Кроме того, каждый кандидат должен продемонстрировать владение как традиционными, так и арт-квилтовыми техниками и процессами, для этого необходимо отшить большое количество образцов, описать каждую выбранную технику или процесс, привести примеры ее использования.

Обучение дистанционное, платное и проходит на английском языке.

Независимо от места проживания все курсисты должны три раза собираться на практические занятия. После окончания курсов английской гильдии выдается соответствующее свидетельство.

 

Может ли стать судьей теоретик, то есть человек, который сам шить не умеет?

Как я уже говорила, для получения сертификата английской гильдии каждый кандидат должен показать умение шить. То есть английская гильдия хочет, чтобы конкурсы гильдии судили люди, хорошо разбирающиеся в технологии, а разобраться в ней можно только если попробовать своими руками. Я знаю случаи, когда в жюри конкурса приглашались судьи не из квилтерской среды, но их роль в таком случае была скорее статусная, они могут высказывать свое мнение только об одной составляющей, например о том, насколько интересно раскрыта тема.

Человек не шьющий, не отличит хорошую стежку от очень хорошей, а на ошибки в сборке, скорей всего, не обратит внимания. Поэтому в жюри всегда есть люди, хорошо владеющие ремеслом.

Для того, чтобы судить престижный конкурс с большим количеством участников, судья должен иметь знания не только в области квилтовых техник и композиции, но и быть в курсе того, что происходит на фестивалях во всем мире, следить за тем, что выпускает промышленность и какие готовые наборы продают в интернете.

Не исключаю, что есть теоретики, имеющие широкий кругозор и хорошо знающие, что происходит на фестивалях, следящие за новинками в производстве тканей и материалов, но все известные мне «теоретики» либо раньше шили, либо имеют непосредственное отношение к квилтовому бизнесу, то есть обладают многолетним опытом.

 

Разделяются ли судьи по каким-то категориям? Например, на тех, кто имеет право быть членом жюри только на локальных конкурсах и тех, кто допускается к судейству международных конкурсов?

Нет, категорий у судей английской гильдии нет. Все судьи нашего выпуска приглашались для судейства конкурса в Бирмингеме, который можно смело называть международным, мы также открыты для приглашений на любые другие локальные и клубные конкурсы. Некоторые из членов нашей группы часто работают на самых престижных конкурсах в США и в Австралии, но судить клубные конкурсы, на мой взгляд, ничуть не легче.

Как происходит выбор лучшей работы? Простым большинством?

Нет, простого большинства недостаточно. Все судьи должны быть согласны с тем, что данная работа лучшая.

Сталкивались ли Вы с какими-то неожиданными решениями? Например, работа, которая Вам не нравилась, становилась лучшей, и наоборот?

Неожиданности бывали, но не часто. После некоторых размышлений чаще всего начинаешь понимать логику выбора жюри. Таких случаев, когда совсем непонятно почему та или иная работа победила, очень мало.

Как Вы оцениваете уровень мастеров в последнее время? Изменился ли он за последние 10 лет?

Уровень мастеров – вещь относительная. И 10 лет назад, и сейчас на выставках бывают работы, которые поражают и техническим совершенством и красотой. Такое впечатление, что мастеров высокого уровня стало больше и оснащены они гораздо лучше. За последние 10 лет уровень работ в России вырос, и существенно, но и массово заниматься пэчворком и квилтом у нас стали позже. Кроме того, что рост мастерства — закономерный процесс перехода количества в качество, появилось множество школ, курсов, конкурсов, фестивалей, огромную роль играет интернет и социальные сети.

Бывали ли в Вашей практике случаи, когда какой-то квилт «врезался» в память, производил невероятное впечатление – неважно, со знаком «плюс» или «минус»?

Бывают случаи, когда работы или выставки помнятся годами. В их числе  выставка Майкла Джеймса  на Перекрестке лет пять назад, выставка коллекции Джона Уoлша, работы Анко Броуэрс и Анн Ворингер. Не могут не поражать техническим совершенством мини квилты Кумико Фридл.

Работы Анн Ворингер

 

Квилт Кумико Фридл

 

 

До сих пор в деталях помню квилт Аннабел Рейнбоу впервые увиденный на фестивале в Бирмингеме 2011 и до сих пор возвращаюсь к работе Бригитт Копп, завоевавшей первое место в категории мастеров-профессионалов (Gebarmutter) в Бирмингеме 2014.  В этой работе неудобная и жесткая правда о роли женщины в современно мире. Женская фигура с дырой на месте детородного органа возмутила очень многих, но для Бригитт эта работа олицетворяет борьбу женщин за право принимать решения связанные с рождением детей и их количеством.

 

Продолжим тему материалом Марины Концевой для сайта MyQuilt, в которой она делится своими впечатлениями о работе в жюри ежегодного квилт-фестиваля в Бермингеме (6-9 августа в 2015 году). 

«После окончания курсов судей при Гильдии лоскутного шитья Великобритании в 2014 году и получения соответствующих сертификатов меня и моих коллег из группы обучения с прошлого года стали приглашать для судейства конкурсных работ на разных фестивалях – в своих родных странах и на фестивале в Бирмингеме.

В этом году вместе с несколькими однокурсницами и я удостоилась этой чести.

Волновалась страшно. Хотя процедуру судейства мы уже прорабатывали на стажировке в Бирмингеме в 2013 году, но настоящее судейство — это ведь очень ответственно. И перед участниками конкурса, и перед организаторами фестиваля, и перед преподавателями с курсов надо было лицом в грязь не ударить.

На конкурс в Бирмингем было прислано в этом году около 650 квилтов.

 

Судейство велось, конечно, анонимно. Имена авторов работ были скрыты от судей. Кроме того, этические требования к судейству предусматривали возможность отказа от рассмотрения судьёй той или иной работы, если судья догадался по стилю работы об авторе. Или в случае, если судья уже видел эту работу на другом конкурсе или в интернете и знает имя автора.

Во избежание попыток оказать давление на судью мы должны были сохранять в тайне факт приглашения нас в судейскую бригаду. Это обеспечивало максимальную объективность в оценках. А кто какую категорию судил — до сих пор является конфиденциальной информацией. На других конкурсах другие правила. Но мы сейчас о Бирмингеме говорим.

Ещё один важный момент: если судья сам прислал работу на конкурс, что вполне допустимо, он не мог судить категорию, в которой выставлялась его работа.

Есть ещё несколько требований, прописанных в кодексе судьи, которые позволяют провести судейство объективно, этично, честно, компетентно, с уважением к автору.

Нас – группу из 21 судьи – распределили по категориям. Большинство из нас судило по две категории целый рабочий день с небольшим перерывом на обед. Каждую работу, присланную на конкурс, мы должны были оценить по определённым критериям, расставив оценки за дизайн и исполнение, а также снабдить личным комментарием. Бланк с оценками и комментариями судьи передаётся по окончании фестиваля авторам квилтов.

Самое главное и ответственное задание – распределение призовых мест. Это происходило коллегиально, т.к. каждую категорию судило от двух до шести судей в зависимости от количества присланных работ. Самое главное, что при принятии решения никакой демократии в виде «решаем большинством голосов» не допускалось. Решение считалось принятым, только если были согласны все судьи. Дискуссия, обсуждение деталей, аргументы в пользу того или иного квилта – и всё это до тех пор, пока все судьи данной категории не будут едины в мнении.

Кроме первого, второго и третьего места в каждой категории трём работам присваивалась отметка «Достойно похвалы» (“Highly commended”). Это очень хорошо, т.к. достойных работ было много, а мест всего три.

Нас учили, что при оценке работы по определённым параметрам и в комментарии к работе следовало быть максимально объективным и воздерживаться от высказываний типа «мне нравится…/не нравится…». Работа создавалась не для того, чтобы угодить вкусу судьи, поэтому и оцениваться должна вне зависимости от личных пристрастий судьи. Это было, пожалуй, самым трудным.

 

Нам, иностранным судьям, ещё и языковая подготовка серьёзная потребовалась. Не хотелось одними и теми же словами всем комментарии писать. Задача не из лёгких, прямо скажем.

А замечания, критические комментарии следовало высказать так, чтобы не обидеть автора, не отбить у него желание шить и участвовать в конкурсах.

Ещё и физически тяжело было. Несколько часов на ногах, заполнение бланков на весу. Без выделенных судьям ассистентов, называемых «ангелами», было бы вдвойне трудно. Ангелы были тоже загружены работой — и за временем следить, и бланки заполненные в штаб отнести, и воды предложить, и описание квилта из каталога зачитать.

В качестве бонуса каждый судья всё-таки имел право выбрать одну работу, соответствующую его вкусу, ту, которая ему больше всего понравилась из представленных на конкурс. И вот уж на эту работу можно было написать комментарий, не стесняясь в пристрастной похвале от первого лица. Это был «Выбор судьи» («Judges choise»). Мы могли подписаться под этими комментариями полным именем.

Не стоит забывать, что большинство фестивалей имеют и коммерческую составляющую. Спонсоры и представители поставщиков и торговли не только предоставляют финансовую помощь и призы для победителей организаторам фестиваля, но и ждут посетителей — потенциальных покупателей. Логотипы фирм-спонсоров обязательно размещаются рядом с квилтами-победителями. Количество посетителей, конечно же, зависит в некоторой степени и от количества работ, принятых на конкурс. А для этого в выставочном центре Бирмингема созданы оптимальные условия. Залы просторные, освещение прекрасное, все работы развешаны прекрасно, что и следовало ожидать от фестиваля такого уровня.

 

Мне кажется, что мы, международная судейская бригада вполне достойно справились с поставленной нам задачей. Никаких недоразумений или проблем с результатами судейства на конкурсе не было, о чём нас в письме известили организаторы, поблагодарив за сотрудничество.

Хочу сказать ещё несколько слов для наших мастериц. Если вы хотите повышать свой уровень, совершенствоваться в своём мастерстве, участвуйте в международных конкурсах. Это не только и не столько погоня за призами, но бесценный опыт и школа, и участие в жизни вашего квилта. Необыкновенно важно для вас сравнить себя и своё умение с коллегами со всего мира, попытаться уловить тенденции развития пэчворка, познакомиться с новыми веяниями в техниках исполнения, в моде на цвет и формат. В этом смысле фестиваль в Бирмингеме — очень благодатное и демократичное мероприятие.

При подготовке материала использованы фотографии Т.Самсоновой и М.Концевой

Ссылки по теме:

Блог Татьяны Самсоновой: humutana.blogspot.be

Альбом работ с выставки в Бирмингеме Татьяны Самсоновой: my.mail.ru/mail/vdb256/photo/4655

Блог Марины Концевой: marinavk.blogspot.ru

Сайт фестиваля «Традиция» (организатор – М.Концевая): tradition-quilt.ru

Добавить комментарий